Три сердечных приступа за три недели. Многодетная мама оказалась на грани жизни и смерти

Врaчи скaзaли, чтo пoлнoe выздoрoвлeниe нe нaступит никoгдa – ee сeрдцe будeт стaнoвиться всe слaбee и слaбee.


Eй всeгo 39 лeт, пять лeт нaзaд oнa рoдилa трeтьeгo рeбeнкa. Дo свoeй пoслeднeй бeрeмeннoсти бритaнкa Брoннa Пeмбeртoн чaстo чувствoвaлa сeбя устaвшeй: eй приxoдилoсь уxaживaть зa двумя сынoвьями, зaнимaясь при этoм преподавательской работой. Когда она опять забеременела, все стало еще хуже.

«Мое кровяное давление становилось то очень высоким, то совсем низким. Я была привязана к постели, ушла с работы на 30-й неделе и планировала расслабиться, насколько это возможно», — рассказывает Бронна.

На 35 неделе беременности она впервые почувствовала странное покалывание в челюсти. Сначала Бронна подумала, что так начинается обычная зубная боль, но необычное ощущение распространилось на плечо. Рука онемела. Она обратилась к врачу, но в больнице сказали, что вероятнее всего она просто измучена.

«Я пошла домой, чувствуя себя немного глупо», — признается Бронна.


Через несколько недель на свет появился ее третий сын. Спустя еще неделю, во время кормления грудью Бронне резко стало плохо – но она вновь не придала этому значения.

«Я была вся липкая, болела челюсть, появились боли в груди и сильная одышка. Но мне было 34 года, я почти не пила алкоголь, никогда не курила и регулярно занималась спортом. И потом, мы, мамы – просто солдаты. В тот день у старшего сына было родительское собрание, и я на него пошла», — вспоминает Бронна.

На следующий день, во время обычной проверки документов полицейским, у нее началась паническая атака. Испугавшись, что это повторится, Бронна спросила, что ей делать? Полицейский посоветовал дышать в бумажный пакет. Совет пригодился уже через несколько недель. Она сидела на скамейке в парке с пакетом в руках, и не знала, что в этот самый момент у нее произошел уже второй сердечный приступ.

На этот раз Бронна решила рассказать о своем самочувствии маме – та когда-то работала медсестрой. «Пожалуйста, поезжай в больницу», — услышала она в ответ.

Доктор отправил Бронну на рентген и анализ крови. Через несколько минут ей сказали прекратить грудное вскармливание и перевели в отделение интенсивной терапии. Там Бронна вновь почувствовала знакомые симптомы. Сомнений больше не осталось: на ЭКГ было ясно видно, что она перенесла сердечный приступ.

«У моей постели стоял врач и говорил: «Все хуже, чем мы думали, нужно делать операцию на открытом сердце». Я помню, что смотрела на мужа в полном шоке», — рассказывает Бронна.

Хирург не знал, выживет ли она после операции. Семья пригласила священника для проведения последних обрядов – но Бронна все-таки выжила. Ей поставили диагноз «сердечная недостаточность» и озвучили неутешительный прогноз: полное выздоровление невозможно. Со временем ее сердце будет становиться все слабее и слабее.

«Левая и правая окружная артерии раскололись, и дело было не в генетической предрасположенности. Я сама заблокировала артерии, выбрав свой образ жизни. Мое сердце просто не выдержало», — говорит Бронна.

Всю серьезность своего состояния она поняла, когда увидела, кто лежит вместе с ней в отделении кардиологии: старушки, одной из которых было 94 года. Бронна была единственной молодой женщиной в палате.

А затем врачи конкретизировали свой прогноз: ей осталось жить не больше пяти лет.

«Я почувствовала, что уже никогда не смогу строить никаких планов. У меня отняли всю мою свободу», — говорит Бронна.

Привыкнуть к своему новому состоянию было сложно. Она не могла держать на руках младшего сына, не могла даже открыть банку детского питания. Ей тяжело было слышать, как люди говорят, какими красивыми будут ее мальчики, когда вырастут.


Но постепенно Бронна приспособилась. Она снова смогла ходить, хотя быстро уставала и после обеда снова ложилась спать. Ее мужу пришлось работать из дома, чтобы заботиться о ней и детях.

«Мне ужасно жаль, что он тоже потерял независимость. Он не может выйти из дома, не оставив кого-то со мной. Это оказало огромное влияние на всю семью. Меня беспокоит, что однажды я стану для них еще более тяжелой обузой», — рассказывает Бронна.

В прошлом году, спустя четыре года после диагноза, она обратилась к психиатру. Остался всего год из отведенного врачами срока – Бронне казалось, что начался обратный отсчет до конца ее жизни. Лечение помогло ей мыслить более рационально.

«Теперь я ценю самые крошечные мелочи. Когда я слышу, как люди жалуются по мелочам, я закатываю глаза и думаю – вы понятия не имеете, как все это неважно!».

Напоследок Бронна решила повидаться со всей семьей. Скоро ней приедут родственники из Австралии, Испании, Нидерландов, и они устроят небольшую вечеринку в саду.

«Людям кажется, что у молодых женщин не может быть сердечных приступов. Но если вы почувствовали себя странно – обратитесь к врачу», — говорит Бронна. «Мне пришлось отказаться от того, кем я была, моей прежней жизни больше нет. В сентябре мой сын Конан пойдет в школу, но увижу ли я это? Я не знаю».

Источник: mirror.co.uk Анна Степцюра

Дата: 22 июня 2017

Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Комментирование на данный момент запрещено, но Вы можете оставить ссылку на Ваш сайт.

Комментарии закрыты.